6. Давай помолчим (Без слов)

Быть на сцене и ничего не говорить — страшно. Почему они молчат? Наверное, не знают что говорить. Из-за этого страха импров-сцену заполняют «говорящие головы»: два человека стоят и говорят. Или сидят и говорят. Повернувшись лицом к друг другу, или ещё лучше к зрителю и говорят. Ничего не происходит, только льётся со сцены река слов. Слова, слова. Зритель устаёт следить за всем этим безобразием и отключается.

Как же сделать так, чтобы зритель слушал, внимал каждому вашему слову, ждал что произойдёт дальше? Наш вам совет — помолчите.

Логично было бы предположить, что реакцией на реплику вашего партнёра должна быть ответная реплика. Как может быть иначе? Я сказал, он сказал — вот вам и импровизация. Нет, это ещё не импровизация. Чтобы нащупать импровизацию, почувствовать её, мы предлагаем воспользоваться очень простым приёмом — молчанием. Молчание в ответ на реплику — тоже реплика. Если вы не знаете что сказать — молчите.

Мы не машины, не роботы, мы — люди. Для того, чтобы ответить нам требуется время: подумать, собраться с мыслями, набрать воздуха в лёгкие, открыть рот, наконец. Пауза, молчание, неторопливое течение диалога делает сцену более естественной. С другой стороны, автоматная очередь из слов убивает её.

Из зрительного зала всегда хорошо видно когда импровизатор нервничает, или даже когда его охватывает паника: на свободу вырывается его внутренний монолог, громкий, обильный и беспощадный. От этого сцена становится неестественной, фальшивой, неправдоподобной. Логика у такого «приёма», конечно, простая: я буду говорить без остановки, много и громко, пока ко мне не придёт вдохновение, и я не придумаю, что бы такого мне сказать «умного» или «смешного».

Мы стараемся этого не делать, так не играть. Именно стараемся, так как сказать, что с нами такого никогда не случалось, конечно же нельзя. Идея создания дуэта TJ&Dave заключалась в том, чтобы попытаться, попробовать найти такое импровизационное существование на сцене, которое бы позволяло открывать миры из пустоты, из ничего, от момента к моменту, по чуть-чуть, шаг за шагом, а не заполнять пустоту на сцене мусором из наших слов.

Если уж на то пошло, и главным аргументом в защиту, так скажем, словесной реки на сцене является то, что если не говорить в и на сцене, то ничего в этой сцене происходить не будет, то попробуйте, хотя бы раз, мы понимаем, что это страшно, выйти на сцену и ничего не делать. Просто выйдите и ничего не делайте, молчите, и вы увидите, что «ничего не делать» на сцене просто невозможно. Вы увидите как это ничего начнёт приобретать конкретные формы и очень скоро — нужно только слушать — из этого ничего появятся ответы на вопросы, на которые каждый импровизатор боится не найти ответа: кто мы, где мы, что происходит и почему.

Задача каждого спектакля дуэта заключается в максимально честном и искреннем отображении на сцене реальной, настоящей жизни. Тишина — это жизнь. Молчание — это жизнь. Возьмите любую запомнившуюся вам жизненную ситуацию, или, ладно, пусть даже любимую сцену из вашего любимого фильма, и разложите её на моменты со словами и без, и посчитайте. Подумайте, как вы отреагируете на человека, очень часто вам абсолютно неизвестного, который подойдёт к вам на улице и начнёт без умолку говорить. Мы знаем таких людей, знаем как такие люди называются, и что с ними не так. Так почему же на сцене мы уподобляемся им? Причём, абсолютно добровольно.

Страх быть непонятым, партнёрами по сцене и зрителем в зале, делает нас такими, заставляя в том числе прибегать к экспозиции, когда мы словами пытаемся «проинформировать» себя, партнёра, зрителя кто мы, кто наши партнёры, что происходит, какая за этим всем стоит история. «Ты же знаешь…» обычно начинается такой монолог. «Ты же знаешь, я муж твоей сестры, которая больше года назад выгнала меня из дома за измену, и с тех пор мы не виделись, и вот я… и вот ты…» Не надо думать, что зритель глупее вас, что ваш партнёр — неразумный ребёнок. Они всё понимают, импровизацией занимаются очень умные люди, а смотрят импровизацию люди ещё более умные.

Самое главное — это не факты, это не имена и даты. Самое главное — это отношения между людьми на сцене. Не я — начальник, а ты мой подчинённый, а «мы достаточно хорошо друг друга знаем, но не близки», «в наших отношениях сейчас есть теплота, даже радость». Это самое главное, это не изменится, чтобы ни произошло и кем бы эти люди ни оказались. Всё остальное — детали, которые выкристаллизовываются от момента к моменту на протяжении всей сцены, а не вываливаются сразу в самом начале.

Произнесённое слово от того, что его произнесли правдой не становится. Ты можешь сколь угодно говорить своему партнёру, что он твой брат (ты так придумал, тебе так нравится), но если это неправда, то это неправда. И зритель, и партнёр, да и ты сам это прекрасно знаешь и чувствуешь. Из такой сцены выход только один — бежать.

Как же избавиться от этого страха, этой дурацкой привычки всё и за всех решать на сцене? Нужно как можно больше играть, молчать и слушать. Слушать по-настоящему.

И на этом, следуя своему же совету, мы замолкаем.

*Переход к другим статьям через меню в колонке слева.

Наша рассылка. Подписавшись, вы будете первыми получать новости от Improv Moscow, и ничего, никогда не пропустите. С уважением, ваш Дмитрий Вьюшкин.

* indicates required